В. Бондарчук. Евреи… евреи…

Быть евреем совсем не просто среди бурь житейских и гроз.

Лишь для авторов Холокоста очень прост  «еврейский вопрос».

Шли и шли мы дорогой стылой под звериный рёв палачей,

На матрацы шли и на мыло, прижимая к груди детей.

А кому оружье досталось, когда в дом к нам пришла беда,

Не на жизнь, а на смерть сражались,

Став бессмертными навсегда.

Проступают бледные лица сквозь туманность еврейских слёз.

Как такое могло случиться? — Надрывает сердце вопрос.

Но никто не даёт ответа, душат горло и слёзы и гнев. И молчит, и молчит планета, на столетия онемев.

Евреи бывают разные: белые, чёрные, красные, добрые и сердитые, живущие и убитые.

Бываем мы балагурами, бываем мы балагулами. И, как бы точнее выразить, не раз нас пытались вырезать.

Но притуплялись ножницы, и спотыкалась конница, и, словно Г-сподни овощи, росли все мы с Б-жьей помощью.

Евреи — люди обычные, к любой работе привычные. Руки, ноги и головы, умные и бестолковые.

Мы, как и все, рождаемся, мы, как и все, влюбляемся, учимся и работаем, слёзы мешаем с хохотом.

Словом, как все, но всё-таки Б-гу попались под руку и нас он приставил к Вечности совестью человечества.

А совесть — она такая: за правду всегда страдает.

Еврейская песня, еврейская скрипка, еврейская мама — вы слились в одно! Нет в мире чудесней библейской улыбки и ясного солнца, что  Б-огом дано.

Всегда неразлучны беда и удача, они в нашем сердце оставили след, еврейская песня смеётся и плачет, смеётся и плачет три тысячи лет.

В ней грусть и тревога, печаль и надежда, живущих сегодня и тех, кого нет, в ней голос природы, зовущий и нежный, и голос народа, чей с Б-гом Завет.

Но годы промчаться, и время настанет – и снова Машиах Менору зажжёт, еврейская песня счастливою станет, и станет счастливым еврейский народ.

Нас бросало по миру и жульё, и ворьё. Нашу кожу дубило мировое дубьё.

Убивали и жгли нас, но вставали опять, чтобы правду свою мы всем могли доказать.

Разрывали на части, — но мы шли всё равно, точно капельки ртути, собираясь в одно.

В чём же правды причина, в чём же сила её, если двадцать столетий вновь она восстаёт?

Где гонители правды, где её палачи? В тлен и прах превратили их той правды лучи.

Эта правда святая – Б-г в сердцах у людей. И её, точно факел, в мир несёт иудей.


Опубликовано 18 Июл 2009 в 1:03 в рубрике В мире мудрых мыслей.


Случайная мысль